Ирина Толкунова: "Пусть водное поло остается на всю жизнь!"

« Назад

Ирина Толкунова: "Пусть водное поло остается на всю жизнь!" 05.01.2016 18:31

Женская команда «Штурм-2002», пожалуй - самый молодой коллектив в нынешнем Чемпионате России. Но есть в нашем составе и опытная титулованная спортсменка, заслуженный мастер спорта – Ирина Ивановна Толкунова. Среди ее наград – бронза Олимпийских игр 2000г. в Сиднее,  медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени, и это далеко не полный перечень заслуг ватерполистки. Специально для официального сайта клуба Ирина Ивановна рассказала о своей карьере, продолжающейся и по сей день.

Ирина Ивановна, расскажите, как вы начинали свой путь?

В водное поло я пришла сразу после плавания, которым занималась с 8 лет. Как пловчиха я добилась определенных успехов: стала мастером спорта, входила в состав сборной Москвы, участвовала в Спартакиаде… А потом, уже в 15 лет, решила попробовать себя в водном поло.

Что же сподвигло вас на этот шаг?

Будучи мастером спорта, в 15 лет нужно было уже стремиться в национальную сборную. А я поняла, что как пловец остановилась в своих результатах. У нас была группа девчонок, с которыми мы вместе плавали, и в какой-то момент некоторые решились перейти в водное поло. Я подождала еще где-то два месяца и тоже решила пойти за ними. 

Переход из плавания в водное поло часто практиковалось?

Вообще да, часто. Наоборот – нет, потому что плавание – это база и для синхронного плавания, и для многоборья, и для водного поло. В наше время переходы из плавания приветствовались. Сейчас это не практикуется, чаще ватерполистов набирают с нуля и тогда учат плавать. Допустим, из команды сейчас лишь один-два человека были пловцами в прошлом. А в наше время ими являлись практически все. Плавание дает базовую подготовку, на которой я, к примеру, играла двадцать лет. Я видела девочек, которые начинали заниматься водным поло с нуля и срывались, сажали себе сердце. У них не было той самой базовой подготовки, а нагрузки у нас очень большие.

Вы родом из Москвы, значит, могли выбрать практически любой вид деятельности, чем не всегда могут похвастаться спортсмены из регионов. Хотелось ли вам в детстве заниматься другим видом спорта?

Да, я хотела заниматься греблей, даже думала, что после плавания уйду именно в этот вид спорта. Только все девочки из нашей группы пошли в водное поло, и я решила пойти за ними.

Влияли ли родители на принятие решения?

Нет, родители у меня демократичные. Дали возможность решать самой.

Были ли у вас в жизни моменты, когда хотелось все бросить?

Такие моменты были, конечно. Когда я пришла на первую тренировку по водному поло, то попала на плавательную подготовку. Я проплыла все, что от меня требовалось, а потом меня заставили плавать еще и с мячом. Несмотря на семилетний стаж в качестве пловца, я очень устала и сказала, что больше не приду (смеется). Но потом посидела, подумала и решила все-таки пойти. Вот такой момент был в самом начале. А вообще, подобного было много, иногда руки опускались, но проходил день-другой, и я уже смотрела на это по-другому.  

В какой момент вы поняли, что водное поло – это то, чем вы хотите заниматься по жизни?

Даже не знаю… В принципе, я очень быстро, через 2-3 месяца попала в стартовый состав команды. Это было очень большое достижение для меня. А главное, я поняла, что у меня получается. Так что где-то через полгода я поняла, что это мое.

Расскажите о своей карьере до прихода в «Штурм-2002».

Я начинала в МГУ, отдала этой команде 5 лет. Потом я и в «Уралочке», и за Казахстан играла… Следующим этапом стал СКИФ, за который я выступала примерно 7 лет. Потом я уехала в Италию, где провела 6 лет, и после этого меня пригласил к себе «Штурм-2002».  

Тяжело было строить карьеру за границей?

Лично мне было тяжело за границей жить. Конечно, некоторые девчонки, с которыми я уезжала, остались там, но я была рада, что меня пригласили в "Штурм-2002" - можно было вернуться в Россию. Тогда у меня уже и дочка была, с которой я хотела находиться рядом. Но все-таки в Италии я получила очень хороший опыт.

Давайте поговорим о национальной команде. Вы помните свой первый матч за сборную?

Да, был период, когда я только начинала играть еще за сборную СССР, мне было всего 18 лет. Мы поехали на турнир в Италию и… скажем так, первый блин комом. (смеется) И для команды, и для меня.

Сильно чувствовалась различие между игрой в клубе и сборной?

Да, тогда чувствовалось. Это был разный уровень, разная ответственность, различие было в большей степени в психологии. Первая игра в сборной, первую команду, с которой мы встретились – Италию – мы не видели до этого вообще, еще и чужая страна… Все это накопилось, глаза разбежались.

Какую награду вы считаете самой дорогой?

Конечно, бронза Олимпиады. Та игра была обычным рабочим моментом, только эмоционально и физически более тяжелым, чем, допустим, матчи Чемпионата мира или Европы. И ответственность - это все-таки Олимпиада.

Впоследствии вы получили медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени. Можете поподробнее рассказать об этом моменте?

Честно говоря, я не слишком хорошо его помню. Мы вошли всей командой в зал, была куча людей… и я как будто потерялась. Помню, как вышла, и как мы стояли с этой медалью и обсуждали. А как и кто вручал – не помню (смеется).

Можете ли вы назвать самую запомнившуюся победу и самое запомнившееся поражение?

Поражение – это неудача на Чемпионате Европы, в 93 или 95 году, точно не скажу. Мы тогда готовились, готовились и все проиграли. А победа – это когда мы на отборочном турнире к Олимпиаде выграли у сборной Италии у них дома. Именно этот отборочный матч, благодаря которому мы на Олимпиаду и попали. Тогда было четыре команды и две путевки. Финал был не важен - главное было выиграть полуфинал и взять эту путевку. Мы понимали, что попали на сборную Италии… И тогда я сказала себе, что буду играть до конца, до победы, я буду рвать, я вырву себе эту путевку. Думаю, девчонки сказали так же. И мы выиграли – один мяч, но выиграли. Вот эта победа и была самой запоминающейся.

Действительно, раньше женская сборная одерживала триумфальные победы. Как вы считаете,  почему сейчас у команды возникают проблемы?

Во-первых, в стране осталось мало команд. Во времена СССР, когда я начинала свою карьеру, коллективов было много, была очень большая конкуренция. При этом из 12 команд 8-9 были практически равны. Мы выходили на игры и боролись до конца. Сейчас мало и команд, и детских спортивных школ. Опять же вернусь к проблеме набора ватерполистов с нуля, а не с плавания, эта система подготовки несовершенна.

Давайте перейдем к «Штурму-2002». Женская команда сейчас очень молодая. Как проходит ваше взаимодействие с юными девочками?

Я выступаю для них в качестве еще одного наставника. Они воспринимают меня как играющего тренера. С Константином Васильевичем мы обсуждаем различные моменты, он не против моего участия, у нас хорошее взаимопонимание. Я говорю ему, что вижу изнутри, и мы вместе решаем возникающие вопросы.

Сильно ли отличается восприятие игры у юных девочек и опытных спортсменок, нет ли разногласий?

В игре бывают разногласия. Девочки очень сильно устают и в какой-то момент матча  перестают трезво смотреть на вещи. Иногда им подсказываешь что-то по игре, а они уже не слышат тебя, у них в голове только «вперед, вперед».

И все-таки можно назвать плюсом тот факт, что состав набран примерно одного возраста?

С одной стороны да. Они общаются между собой, в команде нет дедовщины. Они понимают друг друга. А с другой стороны, конечно, им нужны хотя бы пара опытных спортсменок, которые брали бы на себя инициативу в сложные моменты. В такой ситуации в плане игры они бы стали более успешными, а вот как бы сложились взаимоотношения – неизвестно.

Ваша дочка Татьяна теперь играет с вами в одной команде. Отличаются ли ваши взаимоотношения дома и в бассейне?

На играх она просто воспринимает меня не как маму, а как тренера. Нам это не впервой -  я тренировала ее, когда она росла. Подозревала ли я, что буду играть с ней в одной команде? Нет! (смеется).

Дочь сама выбрала вид спорта, глядя на маму?

Я сначала отдала ее в плавание – я уже говорила, что всегда выступаю за то, чтобы сначала поплавать. Она два года проучилась, и на этом все закончилось. Решила заняться водным поло. Начинала она, как и я, в МГУ. А когда меня пригласили в «Штурм-2002», мы переехали в Московскую область.  Мне предложили быть тренером у девочек, и она играла в моей команде, ездила со мной на Чемпионат России.  

Водное поло – жесткий контактный вид спорта. Не жалко было отдавать ребенка?

Нет, я решила, что это нормально. Но многие девчонки, с которыми я играла, не отдали своих дочерей. Даже не из-за того, что это жесткая игра, а из-за нагрузок.

На сегодняшний день «Штурм-2002» очень отличается от того «Штурма-2002», каким он был в начале своего пути. Юным девочкам тяжело противостоять взрослым женщинам. Как вы можете охарактеризовать этот момент?

Это двойной вопрос. Я за то, чтобы они играли. Это мое личное мнение. Я считаю, что они вырастут на этом, закалится их характер. Но я слышала и другое мнение, что это избиение младенцев, образно говоря. Я так не считаю. 15-16 лет – это нормальный возраст, я сама начинала, будучи пятнадцатилетней. Единственный отрицательный момент - может закрепиться психология проигравшего. И все-таки я уверена, что это ценный опыт для девочек. Во всяком случае, хорошо, что женскую команду сохранили.

И, напоследок, дайте девочкам пожелание на будущее!

Я хочу пожелать им, чтобы они любили водное поло. Даже когда они закончат играть  - пусть продвигают водное поло, помогают ему. Пусть оно останется с ними на всю жизнь.